История #15

Я работаю медсестрой в ковидной реанимации, в Чехии живу уже 2 года с семьей. Мой муж работает инженером, дети ходят в школу и детский сад. Так как мы с мужем работаем, то у нас есть полноценная общественная медицинская страховка. Однако на наших детей она не распространяются — ведь они не трудоустроены, а значит у них есть лишь опция коммерческого страхования. Мы живем в небольшом городке в Моравско-Силезском крае, где ни один доктор и ни одно медицинское учреждение не сотрудничает с коммерческими страховыми. Поэтому за каждый прием врача нам приходится сначала платить из своего кармана, а потом надеяться, что страховая компания возместит нам хотя бы часть денег. Эта довольно неприятная ситуация с приходом ковида стала совершенно невыносимой.

В прошлом месяце у мужа, несмотря на полный курс вакцинации, начался насморк и 3 дня держалась высокая температура. Как медработник и ответственный человек я настояла на том, чтобы он сделал ПЦР-тест, который действительно вышел позитивным и выявил высокозаразный дельта-штамм. Разумеется, мы в точности выполнили указания Минздрава: зарегистрировали все контакты, сообщили семейному доктору и педиатру и отправили на карантин младшего сына-дошкольника, который в силу возраста не был привит от COVID-19. Позже нам позвонили из Санэпидемстанции и сообщили, что каждый непривитый член семьи может сдать ПЦР-тест для того, чтобы досрочно выйти из карантина. В случае, если появятся какие-то симптомы, тест для этого члена семьи становится обязательным.

На второй день карантина у младшего сына появились симптомы ковида — у него тоже поднялась температура и начался насморк. Я позвонила педиатру и та выписала направление на ПЦР-тест, который должен был быть полностью покрыт страховкой. На следующий день я записала сына на тест в лабораторию при больнице, в которой работаю. Однако сотрудник лаборатории сообщил нам, что для больницы коммерческая страховка равносильна полному отсутствию страховки, так как она не гарантирует оплату лечения, поэтому мне придется заплатить за тест. Это был день перед зарплатой и лишних 817 крон в кошельке не было — лаборатория проводить тест без оплаты вперед отказалась и мы ушли ни с чем. К уже привычной злости на несправедливость системы добавился страх. А вдруг нас оштрафуют за то, что сын не сдал обязательный тест? И действительно — на следующий день у меня был неприятный разговор с женщиной из Санэпидемстанции, которая кричала на меня в трубку за неявку на назначенный ПЦР-тест.

Как я уже сказала, я медработник, но в первую очередь я ответственный человек. В день зарплаты я отвела сына на тест как samoplátce. Хорошие новости — тест показал отрицательный результат, плохие — коммерческая страховая не вернет нам за него деньги, потому что мы зарегистрировались на тест не через систему трассировки контактов по направлению доктора, а как samoplátce.

Санэпидемстанция сообщила нам, что для выхода из карантина сыну необходимо сдать еще один ПЦР-тест. В то же время они отказались выставить направление, утверждая, что система не позволяет это сделать в случае иностранца с коммерческой страховкой без присвоенного Rodné číslo. Педиатр (которая смогла выставить направление в первый раз) не может ничем нам помочь, так как у сына уже нет никаких симптомов, и отправляет за направлением в Санэпидемстанцию. Значит, мне придется и во второй раз попрощаться с 817 кронами, потому что коммерческая страховая на за что не компенсирует стоимость теста без направления.

Стоимость одного года коммерческого страхования для ребенка-дошкольника больше, чем месячная заработная плата медсестры в ковидной реанимации. И несмотря на это мне все равно приходится платить за каждый чих и лишь надеяться, что я когда-нибудь увижу хоть какую-то часть заплаченных денег — в противном случае моим детям не будет оказана необходимая медицинская помощь. Чем налогоплательщики-иностранцы заслужили такое отношение к себе и своим детям?

История #14

Моя дочка родилась в феврале 2020. Несмотря на то, что я много лет работаю в Чехии на полную ставку и сама застрахована в общественной страховой компании — по чешским законам моя дочь не имеет права на общественную медицинскую страховку и может быть застрахована только в коммерческой страховой компании. Дочке повезло родиться здоровой и PVZP согласилась заключить с нами договор — за страховку PVZP Plus на 3 года и 3 месяца я заплатила около 47 000 крон (цена с учетом 25% скидки, которую PVZP много лет предлагала каждому клиенту при заключении страховки онлайн). На момент заключения договора действовали условия KZPCP 1/17 — по ним страховая полностью компенсировала затраты на необязательные прививки, если они оплачивались участникам общественного медицинского страхования. Это было очень кстати, так как полный курс прививок против менингитов B/ACWY и пневмококковой инфекции обошелся бы в 15 000 крон.

В июле 2021 нижняя палата отклонила предложение включить детей налогоплательщиков в систему общественного страхования за дополнительные взносов около 2000 крон/месяц родителей. Вместо этого депутаты проголосовали за пятилетнюю монополию PVZP на рынке страхования иностранцев.

На прошлой неделе я решила поинтересоваться, во сколько сейчас обходится страховка на 39 месяцев для новорожденного. Цены просто шокируют — на монополизированном рынке PVZP требует 87 300 крон за PVZP Plus на 3 года 3 месяца. Страховая компания не просто отменила скидки в 25%, которые были данностью много лет, но и подняла базовые цены на 30% почти одновременно с внесением законопроекта о монополии PVZP (предложенного председателем совета директоров VZP/членом партии ANO). Помимо этого PVZP изменила условия страхования — по действующим на сегодняшний момент KZPCP 2/21 уже не оплачиваются необязательные прививки, которые полностью покрывает общественная страховка. Вдобавок к 87 300 крон родителям придется заплатить еще около 15 000 за важные прививки. Страховка для новорожденных подорожала на 117% за полтора года, невероятно!

История #13

Весной 2021 года И. оформила страховку PVZP Plus сроком на 2 года. Позднее этим летом ей нужно было ехать на Украину, чтобы подать документы на внутренний паспорт, так как в украинском консульстве в Чехии это сделать невозможно. Согласно прямому распоряжению Министерства Здравоохранения Чехии, иностранцы с коммерческими страховками не могли привиться от коронавируса (даже за деньги!) на протяжении более полугода после начала кампании вакцинации от COVID-19, поэтому И. не была привита на момент поездки. По действующим на тот момент ограничениям, для путешествующих на личном автомобиле держателей внж не был нужен негативный тест для въезда в Чехию — нужно было сделать PCR тест уже в Чехии спустя 5 дней после поездки.

На 4 день после возвращения И. госпитализуют в Fakultní Thomayerova nemocnice с диагнозом COVID-19, был выявлен дельта-штамм. Через 3 недели после госпитализации PVZP отказывается оплачивать затраты на все медицинские процедуры, связанные с лечением ковида. В то же время PVZP не предоставляет никакого внятного объяснения, ограничившись сомнительной отсылкой на Oddil B Čl. 2.1 KZPCP 1/20.
Больница встала на сторону пациентки и отправила страховой письмо с просьбой о пересмотре решения. На тот момент промежуточные расходы на лечение уже составляли 130.000 крон.

Спустя 3 недели после подачи апелляции И. добивается от страховой компании официального развернутого ответа — согласно нему PVZP отказывается оплачивать госпитализацию и последующую реабилитацию, потому что И. не доказала, что была здорова на момент отъезда из Украины. Лишь по счастливой случайности И. сохранила результат антигенного теста из украинской поликлиники, который ей понадобился за день до отъезда для участия в локальном мероприятии (этого теста у нее могло и не быть, так как для въезда в Чехию на личном авто никакой тест не требовался). Лишь после предоставления теста с переводом на чешский язык PVZP признала случай страховым и начала наконец исполнять свои обязательства по договору.

История #12

Первые признаки неврологического расстройства появились, когда у сына была страховка от PVZP.

Когда пришло время продлевать разрешения на пребывание я пошел в офис PVZP, чтобы оформить сыну страховку на следующие 2 года. Однако от сотрудника PVZP я узнал, что мой сын находится в черном списке страховой компании — туда попадают невыгодные клиенты, которым возможно потребуется дорогое лечение — поэтому страховая не будет продлевать с сыном договор, иначе им придется и дальше оплачивать его терапию.
Я был вынужден обратиться в другую коммерческую страховую компанию, но со сменой страховой свежедиагностированное заболевание сына перешло в разряд уже имеющихся проблем со здоровьем, на которые страховка не распространяется. Теперь все сопутствующие процедуры и лекарства, которые сыну требуются регулярно, я оплачиваю из своего кармана.

История #11

Мы с женой родом из Бразилии, в Чехии живем и работаем почти 2.5 года. За 2 месяца до переезда в Брно нашей дочери был диагностирован синдром Тернера — генетическое заболевание, требующее регулярной терапии гормоном роста.

Страховой договор с Uniqa, как и большинство коммерческих страховок для иностранцев, не распространяется на лечение генетических и вообще любых заболеваний, начавшихся до срока действия договора. Когда мы обратились в страховую компанию PVZP за расчетом стоимости страховки PVZP Exclusive, которая единственная на рынке коммерческих страховок для иностранцев включает ведение уже имеющихся заболеваний и не имеет лимитов на рецептурные лекарств — страховая компания сообщила, что в нашем случае заключать договор не имеет смысла, так как сумма страховой премии будет сравнима с общим страховым лимитом в 1 800 000 крон.

Нам удалось привезти с собой 2 упаковки лекарств (в Бразилии дочь получала их бесплатно), однако их с трудом хватило на 3 неполных месяца терапии. В Чехии одни лекарства обходятся нам в 24 000 крон в месяц и о прекращении терапии не может быть и речи, ведь от нее напрямую зависит качество жизни моего ребенка. Мы пробовали организовать прямые поставки лекарства из Бразилии в Чехию — первая и последняя попытка была пресечена чешской таможней, которая арестовала посылку, аргументировав это нарушением правил импорта медикаментов в ЕС.

Помимо медикаментозной терапии гормоном роста дочери необходимы регулярные консультации с кучей разных специалистов — все это нам тоже приходится оплачивать из своего кармана.

История #10

Моему сыну впервые диагностировали диабет 1 типа во время действия коммерческой страховки PVZP.

Разумеется, первым делом я стала расспрашивать страховую, что именно и в каком объеме будет оплачиваться — ассистентская служба заверила, что так как диабет впервые обнаружен во время срока действия договора, то все, включая компенсацию диабета, будет оплачено в полном объеме до общего страхового лимита в 1 700 000 крон.

Позже выяснилось, что этот лимит распространяется лишь на госпитализацию и плановые осмотры, но не включает в себя компенсацию. Другим детям такого же возраста, с нормальными общественными страховками, была бы положена инсулиновая помпа, бесплатный инсулин, достаточное количество тест-полосок — полный список можно посмотреть здесь. Но это не наш случай — инсулиновая помпа стоит 100 000 крон, тест-полоски/сенсоры/инсулин обойдутся ещё в 30 000 в год. PVZP компенсирует лишь 5000 крон за весь период страхования (даже не за 1 год, а за 2 года, так как на этот срок заключён договор) — таков лимит на лекарства и медицинские приспособления у всех коммерческих страховок.

Ассистентская служба страховой PVZP не извинилась за то, что ввела меня в заблуждение (не то, чтобы это что-то поменяло, правда). По их словам то, что с нами не разорвали страховой договор — уже огромное везение.

История #9

Уже 4 года я работаю в Чехии как индивидуальный предприниматель. Однако так как я гражданин России, которая не входит в Европейский союз, я не могу получить общественную медицинскую страховку как индивидуальные предприниматели с гражданством ЕС, мне нужно сначала прожить 5 лет в Чехии и получить пмж.

До переезда в Прагу я был регулярным донором крови, и хотел продолжить это нужное и полезное дело в Чехии. На вебстранице Станции переливания крови VFN я увидел, что им нужны доноры 1+ (моей группы крови), и на следующий же день поехал туда. Все шло замечательно ровно до того момента, когда меня спросили про медицинскую страховку. Когда я показал карточку коммерческой страховой, доктор грустно сказала, что не сможет зарегистрировать меня как донора. Она рассказала, что коммерческая страховка означает для больницы отсутствие гарантий оплаты, и у VFN было уже слишком много случаев, когда страховая не платила по счетам под разными предлогами.

История #8

У моего пятилетного сына хроническое заболевание, состояние которого нужно контролировать довольно регулярно.

Любую хронику, особенно врожденную, как в нашем случае, наблюдать по коммерческой страховке в Чехии невозможно — это исключение из страхования и все обследования приходится оплачивать из своего кармана. Однако нас ожидало еще одно неприятное открытие — цены, которые выставляла больница нам, разительным образом отличались от цен, которые она была готова была выставить страховой компании. Разумеется, разница была совсем не в нашу пользу.

Оказывается, в Чехии абсолютно законно иметь 2 разных ценника на одни и те же медицинские услуги — страховая компания заплатит по минимальному, а иностранец из не входящей в ЕС страны по максимальному. Причем sky is the limit, ибо Минздрав Чехии самоустранился от вопросов регуляции цен на плановую помощь для иностранцев, и каждая больница вольна сама устанавливать стоимость услуг для иностранцев-самоплатце. По нашему опыту, как только речь заходит о том, что нам, как выходцам из России, необходима несрочная плановая помощь, которая не будет оплачена страховой компанией, счет всегда утраивается.

Бессердечная математика расчетов, стоящая за плановым обследованием мегауретера в Чехии: авиабилеты Москва-Прага в обе стороны, неделя проживания в Москве, обследование в Филатовской больнице у первоклассных специалистов все еще выходят дешевле, чем плановый поход к врачу в Праге.

Но с приходом коронавирусной неопределенности обследование в Москве уже не вариант.

За время проживания в Праге я заплатила более 350 000 крон за общественную страховку vzp (которой практически не воспользовалась) и более 60 000 крон за pvzp сына. И у моего ребенка все равно нет возможности получить необходимую ему медицинскую помощь по страховке или хотя бы с финансово подъемной доплатой. Это ли не дискриминация?

История #7

Даниил и Мила учились в Праге в университете.

В 2017 году Мила забеременела и супруги купили у компании Maxima дорогую страховку на беременность\роды\пребывание новорожденного в роддоме. Выбор пал на Maxima потому, что остальные частные страховые компании весьма неохотно заключают договор в случае многоплодной беременности.

К сожалению, на следующий день после планового узи 3 триместра доктора приняли решение провести экстренное кесарево сечение. Двойняшки родились на сроке 28+4 и были сразу переведены в отделение реанимации и интенсивной терапии.

Стоимость пребывания одного ребенка в отделении реанимации и интенсивной терапии новорожденных зависит от уровня отделения — RES стоит космических денег, JIP дешевле — в среднем 1 день ухода за родившимися на 29 неделе обходится в 28 000 крон. Частная страховка Милы покрывала пребывание новорожденных в роддоме до лимита в 100 000 крон, но не более 10 дней госпитализации — таким образом страховой лимит был выбран уже за первые пару дней. Все коммерческие страховые отказались застраховать детей, расходы за период госпитализации с 20/1/2018 по 14/2/2018 достигли 1 622 548 czk.

Организация InBaze помогла Даниилу и Миле организовать сбор средств, чтобы частично покрыть медицинские расходы.

История #6

Гражданка Украины О.К. жила и работала в Чехии с 2008 года. В 2012 году она забеременела, но из-за отягощенного течения беременности была вынуждена уйти на больничный 17/12/2012. Плохой прогноз не давал надежды на скорое возвращение на работу, и работодатель отказался продлевать трудовой договор, который закончился 31/1/2013.

Так как у О.К. еще не было пмж, вместе с потерей работы пропало ее право участвовать в системе общественного медицинского страхования. Беременность высокого риска не позволяла ей устроиться на другую работу и снова получить возможность пользоваться общественной страховкой, за которую О.К. исправно платила предыдущие 5 лет; вариант улететь домой в Украину был недоступен по медицинским показаниям, купить коммерческую страховку не представлялось возможным по той же причине.

18/03/2013 О.К. подалась на пмж, на которое она могла претендовать по прошествии 5 лет непрерывного законного пребывания в Чехии. Спустя 3 месяца, 19/6/2013, заявление было одобрено и О.К. и ее сын получили право пользоваться системой общественного медицинского страхования. Однако стоимость медицинских расходов с 1/2/2013 по 19/6/2013 О.К. пришлось заплатить из своего кармана, несмотря на то, что у нее не было абсолютно никакой возможности этого избежать.

Источник: Pl. ÚS 2/15